5

Интерактивная гравитация

История дальнейших открытий, История Формулы

В конце 1990-х я работал грузчиком. Выпускники НГУ братья-близнецы Алексей и Андрей организовали молодых людей и периодически давали объявления в местные газеты о том, что бригада грузчиков может выполнить тяжёлую физическую работу. Зарплата была хорошая, и чем тяжелее работа, тем лучше она оплачивалась.

1. Вагон цемента

Например, вагон цемента, гипса или мела (64-68 тонн) мы вчетвером разгружали за 2 часа, получая по 135 тыс. рублей на каждого. Работа казалась нетрудной: поддон ставили посреди вагона рядом с выходом, складывали на него по определённой схеме мешки, а затем электрокар увозил его.

1

Проблемы возникали, если вагон был старый, а мешки рваные. Приходилось ходить по колено в цементе и таскать рваные мешки, из которых на тебя сыпался цемент. Иногда двери вагона были покорежены, и мы могли возиться с ними около часа, прежде чем удавалось их открыть, с помощью лома.

Как-то раз, ожидая вагон, мы разговорились с местными грузчиками, которые работали на складе. Их было трое, и они легко переносили мешки с цементом. Нам было интересно, почему они сами не разгружают вагоны. Они сначала замялись, но потом рассказали. Когда они узнали, что за разгрузку вагона мы получаем более полумиллиона рублей, то возмутились и сказали своему начальнику, что сами будут это делать. Тот согласился. Поначалу грузчики разгружали вагон без проблем. Когда разгрузили тон 10 – 15, сели покурить. Посидели, покурили минут 10 и замёрзли. А морозы в Сибири под 30 градусов – обычное дело. Чтобы согреться – немного выпили. Стали работать – устали. Сели покурить. Замёрзли. Выпили. Когда пришёл начальник, они пьяные ползали по мешкам с цементом. Вагон так и не разгрузили.

Мы заулыбались, так как всегда разгружали вагон без перерывов и перекуров, работая в определённом темпе, чтобы, с одной стороны, не замёрзнуть, с другой – не вспотеть. Если сильно вспотеешь, то замёрзнешь.

Самой тяжёлой работой был сахар, потому что из мешков с сахаром приходилось выкладывать высоченную гору. А поднимать мешок вверх – это преодолевать гравитацию. Иногда приходило сразу много вагонов. Наша контора располагалась в студенческом общежитии НГУ, и мы звали всех желающих принять участие в разгрузке, предупреждая, что работа тяжёлая. Хорошо помню, как новички, крепкие ребята, брали мешок с сахаром, поднимали его наверх и затем возвращались. Сквозь рубашку или футболку было хорошо видно, как колотится сердце. Становилось ясно, что ещё 2-3 таких восхождения – и человек не выдержит.

2. Геометрофизика

Примерно в середине прошлого века в физике появилось новое модное направление – геометрофизика, которое разрослось до размеров парадигмы. Его многочисленные сторонники считали, что в мире нет ничего кроме пустого искривленного пространства, а все остальное: масса, заряд, энергия – это лишь его проявления. Эти ученые поставили задачу свести всю физику к геометрии.

2

Мне это всегда казалось странным: если вам нравится геометрия – занимайтесь геометрией! Думаю, что эти учёные ничего тяжелее ручки в руках не держали и «забыли», что такое гравитация.

3

Если бы они немного поработали грузчиками, то увидели бы гравитацию «изнутри» и подошли к решению проблемы не так однобоко. Говорю это без всякой иронии. Таскать мешки – это что-то вроде «интерактивной гравитации», цель которой – помочь человеку глубже узнать изучаемую тему.

В перерывах между работами мы сидели в комнате и играли в карты: терц или белот. Но когда я решил написать статью, то перестал играть и стал писать. Грузчики с интересом смотрели на меня, пытаясь понять, откуда я беру информацию. И вдруг бригадир Алексей сказал: «Ниоткуда. Василий берёт информацию из головы. Я сам видел, как он сидит, думает, думает, а потом берёт ручку и записывает».

3. Теория должна отвечать на вопросы

Примерно через три месяца я написал статью. Назвал её «Причины порядка и беспорядка в современной картине мира». В статье постарался объяснить, что беспорядок (неопределённость), наблюдаемый в микромире, это следствие влияния Хаоса, который окружает нашу Вселенную. А порядок существует благодаря большому (по модулю) гравитационному потенциалу, создаваемому всей материей во Вселенной.

Помню, как Александр Пономарёв, который работал вместе со мной грузчиком, стал расспрашивать меня о сути моих открытий. Я ответил ему, что величины скорости света и постоянной Планка зависят от гравитационного потенциала и поэтому изменяются вблизи большой массы. Саша учился заочно на последнем курсе Новосибирского электротехнического института и был отличником. Мне казалось, что тема, связанная с принципом Маха, будет далека от его увлечений. Тем не менее, он заинтересовался и стал задавать вопросы. Вопросы были непривычные, и один из них я хорошо запомнил: «Когда свет проходит вблизи галактики, на какую величину изменяется его скорость?»

Я взял ручку и стал делать расчёты. Через пару минут ответил: «Примерно на одну десятую долю процента. Может измениться чуть больше или меньше, в зависимости от размеров и массы галактики». Когда я ответил на все вопросы, Саша сказал: «Мне нравится твоя теория. Думаю, всё так и есть на самом деле».

Я очень удивился и посмотрел на Сашу с уважением. Вот как, оказывается, надо проверять новые теории. Задавать этим теориям разные вопросы. И посмотреть, способны ли теории на них ответить. Ведь назначение любой теории как раз в том и состоит, чтобы помочь человеку ответить на интересующие его вопросы.

4

 

Добавить комментарий